Рецензия на рассказ Энди Прул “Горбатая Гора”

Ну что ж, наконец, и я прочитал знаменитое произведение Энни Прул “Горбатая гора”… Впечатление не самое приятное. Ниже расскажу почему. К сожалению, без спойлеров рецензия невозможна.

Итак, “Горбатая гора” – это история двух ковбоев (Джека и Энниса), которые не умеют в жизни ничего другого, кроме как пасти скот, контролировать приплод и так далее. Их сводит вместе работа на Горбатой горе и несколько месяцев они проводят вместе.

К слову, у автора какое-то “особое” представление о ковбоях. Они у него постоянно матерятся. Такая отличительная черта. Не знаю, на каком впечатлении из личного опыта это основывается, но факт остается фактом. Такое ощущение, что в детстве автор стал свидетелем жуткой сцены:

– Здесь есть ковбои?
– Да, блять!
– Что вы любите делать?
– Пасти ебаный скот!
– А что еще?
– И, блять, объезжать мулов, мать их за ногу!

Итак, герои работают на Горбатой горе. Они молоды, гормоны бьют по мозгам, костер плохо согревает, оделяло только одно. В общем, как-то само собой, один герой ставит другого раком и быстро трахает. Слава богу, автор не углубляется в эротические подробности совокупления, но, вместе с этим, лишает произведение должной логической составляющей. Сразу после описания “первого раза” автор пишет, что-то типа “так они и стали трахаться каждый день; сначала только по ночам, в палатке, а потом и днем, прямо под палящим солнцем… blab-blab-blab”. Такое, гей-порно в пересказе. Но как же логические последствия “первого раза”? Представьте, два гетеросексуальных мужчины вдруг ни с того ни с сего занимаются сексом, и ни разу не обсудят это впоследствии? Ни у кого не возникнет вопрос: “Может, это не правильно? Может, мы сделали что-то не то? Почему нам этого захотелось?!” В моем представлении, такие муки совести были бы вполне закономерными, с учетом упоминания в тексте гомофобских настроений того времени.

Следует отметить, что произведение напрочь лишено какой-то романтической стороны. Отсюда и подобные впечатления. После дежурства на Горбатой горе, герои расстаются, обзаводятся семьями (и детьми), и встречаются только через четыре года. Тут приведу цитату:

Они уехали на машине Джека, купили бутылку виски и через двадцать минут сотрясали кровать в мотеле «Сиеста». Несколько пригоршней града ударились в окно, потом пошел дождь, и переменчивый ветер всю ночь хлопал незакрытой дверью соседнего номера.
Номер провонял спермой, и дымом, и потом, и виски, старым ковром и кислым сеном, седельной кожей, дерьмом и дешевым мылом. Эннис лежал, раскинув ноги и руки, глубоко дыша, выдохшийся и мокрый, но все еще полувозбужденный. Джек, как фонтанирующий кит, выпускал мощные клубы сигаретного дыма. И Джек заговорил:
— Господи, сколько ж я этого ждал! Как здорово-то скакать на тебе. Нам надо про это поговорить. Ей богу, не думал, что мы снова влипнем во все это… Нет — думал! А чего еще ради я тут? Блять, только про то и думал! Всю дорогу гнал как угорелый, не знал, как добраться поскорей.

Нет описательной стороны, что они влюбились, что у них просто возникли какие-то чувства… Влечение. Но вместо этого: “Как здорово-то скакать на тебе!” Чистая механика: объекту А нравится чувствовать член объекта Б у себя в заднице. И точка.

Эннис притянул руку Джека к своим губам, затянулся от его сигареты, выдохнул.
— Да, черт, что-то вроде и у меня. Знаешь, я тут тебя слушал все это время и думал, неужели я… такой? Я знаю, что нет. Ну, то есть, я хочу сказать, у нас у обоих жены, дети, так? Мне нравится делать это с женщинами, да, но, господи, это ни в какое сравнение не идет! Я в жизни не думал про то, чтоб делать это с другим парнем, но меня сто раз наизнанку выворачивало — честное слово, каждый раз как про тебя вспомню. А ты это с другими парнями делаешь, а, Джек?
— Нет, твою мать, — ответил Джек…

Я не смотрел кино, и не знаю, за что его хвалят. Возможно, экранизация получилась гораздо лучше произведения, на котором оно было основано. Или всему виной 19 лет, прошедшие со времен написания рассказа (1988)? Время не щадит ничего… Все-таки и Эммануэль когда-то произвела фурор, но в настоящее время не представляет ничего экстраординарного. Любой тематический паблик Вконтакте сегодня смотрится круче, провокационней и даже развратнее, чем эта книга. Эх, эпоха интернета…

В общем, к моему глубокому сожалению, рассказ “Горбатая гора” представляет собой топорное исполнение чего-то среднего между эротикой и сочинением. Автор разбрасывается десятилетиями на “раз-два”: вот им по двадцать с небольшим и… бах!.. им уже под тридцать, один из героев развелся, и они снова проводят время в горах. И трахаются, трахаются… Затем снова бах!.., им уже за тридцать, новые проблемы, и снова секс… Ну, конечно! 🙂 Ни намека на высокие отношения. Сплошная физика!

Нет, когда в последней части рассказа один из героев умирает, в описании второго появляется что-то романтическое, что-то по-настоящему живое, что, казалось бы, может заставить читателя сопереживать. Однако… Снова бах!.. – теперь уже со стороны читателя – все романтические переживания появляются только после смерти героя, то есть, когда с ним уже нельзя трахаться. То есть, трахаться нельзя, тогда буду любить… Как-то так. И этим впечатление было испорчено окончательно. Это я к тому, что многие рекомендуют этот рассказ. “Такая история!”, “Такая любовь!”, фильм, три Оскара! А по мне рассказ получился так себе… Я увидел в нем что-то гомофобское. Автор лишил своих героев права на любовь, наделив тупым желанием трахаться. А это никуда не годится. Поставил два балла.

Published by Иван Носов

Иван Носов родился в республике САХА (Якутия), вырос в городе Киров (областной). Женат, имеет дочь. С 2012 года проживает в Турции. В написании художественных произведений работает с «полным погружением» в материал, придерживается принципов реализма. Автор сайта «Русские в Турции». Спикер популярных российских радиостанций и телеканалов.    Любимые писатели: Жан-Кристоф Гранже, Андрей Дышев, Ли Чайлд, Майкл Коннелли.  

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *