logo
Иван Носов родился в республике САХА (Якутия), вырос в городе Киров (областной). Женат, имеет дочь. Автор сайта «Русские в Турции». Спикер популярных российских радиостанций и телеканалов.
идеальный актер для российского фильма-катастрофы

Владимир Гуриев: сценарий фильма-катастрофы, который актуален и в 2017 году.

Этот пилотный сценарий появился в Фейсбуке в прошлом году и, судя по всему, был написан после эпического потопа, когда по причине хреновой работы ливневок затопило чуть ли не пол Москвы. Автор сценария: Владимир Гуреев. Талантище. Ниже привожу текст фильма, который вполне мог бы стать первым российским фильмом-катастрофой, настоящим блокбастером. 

Автор сценария Владимир Гуреев

Автор сценария Владимир Гуреев


…Слушайте, а ведь офигенный фильм-катастрофу можно снять по мотивам всех этих ливней.

Фильм начинается сразу, без титров.

В главной роли, конечно, Константин Хабенский. Он работает учителем труда, зарабатывает копейки, да и те тратит на покупку сломанных табуреток для обеспечения учебного процесса. Жена от него ушла к мэрскому чиновнику средней руки и живет теперь в трехкомнатной роскоши на Алексеевской вместе с детьми, которых Хабенский очень любит.

Девочка совсем маленькая и тоже папу любит, потому что кто еще может сделать детскую куклу из двух гвоздей и шарика для настольного тенниса. А мальчик постарше, у него возраст говняхи, ведет он себя соответственно.

К тому же, новый папа купил плэйстейшен и джип, на таком фоне любой задумается о приоритетах. В общем, мальчик внутренне хороший, но слегка запутался и временно отторгает табуретки и самодельные игрушки в пользу коррупционной составляющей.

И вот в воскресенье Хабенский идет встречаться с детьми, а в это время в московской ливневке забивается последний проток, сток, что у них там. По пути Хабенский думает купить сигарет, но у него осталось сто рублей, и он в последний момент такой — нет, лучше дочке еще пару гвоздей куплю.

Тем более, что ларек с сигаретами давно, вообще говоря, снесли.

— Константин Михалыч, дай закурить, — говорит ему знакомый алкоголик во дворе.

— Бросил, — говорит Хабенский и грустно улыбается. С некоторым даже отчаянием.

Чиновника дома нет, он с остальными урбанистами уехал на открытие ярмарки костромских варений и солений, где флиртует с костромичанкой Варей.

(тут нам нужно, чтобы камера походила туда-сюда как у Финчера в начале panic room — сначала говно, потом варенье, а потом снова говно.)

В говне мы видим начинающего архитектора с глупым именем Борисоглеб — мама и папа хотели близнецов, но не вышло. Борисоглеб с ужасом смотрит в темноту.

— О господи, — говорит Борисоглеб сам себе. — нужно срочно всех предупредить!

Над москвой сгущаются тучи, но об этом никто не знает. Только бабка у подъезда говорит Хабенскому:

— Что же ты, Костя, зонтик не взял, а если дождь пойдет.

Но это она не зло так говорит, а с симпатией. его вообще каждая собака любит, кроме жены, да и жена тоже любит, просто устала от безденежья и как-то подзабыла о чувствах.

Костя улыбается и говорит бабке что-то умиротворяющее и уничижительное одновременно. Ну, например, — не заработал я еще на зонтик, ха-ха.

Или: — Говорят, что под дождь попасть — к счастью.

Ну, или еще какую-нибудь муть.

В общем-то, неважно, что он скажет, просто пусть Хабенский улыбнется в этом месте.

Итак они идут гулять и тоже приходят на ярмарку варенья. Мальчик начинает говнится на пустом месте и при очередном гормональном взрыве просто убегает. Девочке хочется мороженого с вареньем. В общем, ты на велосипеде, и он горит, и все горит, и ты горишь.

Параллельно нам показывают импозантного лысого мужчину, который пробует варенье и, смеясь, рассказывает студенткам о том, как чудесно заживется здесь пешеходам уже через год-два. Бывают нормальные злодеи, которые искренне хотят захватить мир, а бывают мелкотравчатые, которые хотят его обустроить. Для них это просто работа (как у Рене Руссо из «Бездны» или у этого андроида из «Чужого»). Наш — из последних.

И тут Хабенский видит хмыря из мэрии, который у него жену увел. А у них сложные отношения, но мы же все культурные люди. Ну и у Хабенского дело есть. И Хабенский говорит, отрывая хмыря от вари и варенья:

— Вася, ты погуляй пока с мелкой, а я тем временем старшего найду, пока он не закончил школу.

На заднем плане из люка вылезает Борисоглеб и бежит к недозлодею.

— Григорий, — говорит Борисоглеб. — Я тут рассчитал, нам нужно срочно менять ливневку, нельзя ждать ни минуты. Я только что из, так сказать, полей. Раньше в туннеле был свет, а теперь туннеля просто нет.

— Вы, юноша, сначала умойтесь, — говорит ему Григорий. — А то от вас вашими полями пахнет.

Студентки смеются.

Хабенский носится по пушкинской (камера как в «Борне», только лучше, чтобы даже летчиков-испытателей затошнило) и, наконец, забегает в Макдональдс. А там как раз его мальчик покупает себе пакет картошки и колу.

— Я тоже люблю картошку фри, — говорит Хабенский. Мальчик презрительно усмехается. Родители!

И тут дождь.

Нет, не так. ДОЖДЬ.

Нам показывают ливневку, которая стремительно заполняется водой. Уровень воды в Москве-реке поднимается до невиданного. Сразу откуда-то сильный ветер, снег, радиоактивная пыль. И вот по Москве несется поток грязной воды, сметая все на своем пути.

Неправильно припаркованный автомобиль сносит и бьет об эвакуатор. У слепой старушки уносит собаку-поводыря (сама старушка уцепилась вставными зубами за светофор и держится). От вывески «чайхана номер один» отрывается «чай». На патриарших мы видим плывущую Божену в окружении почти новых дамских сумочек, которые она собиралась продать на «авито» (одна из сумочек — подарок для внимательных зрителей — вовсе не сумочка, а макушка Ильи Варламова). К счастью, съемка ведется с вертолета, и мы не слышим, что она говорит. На крыше троллейбуса по садовому плывет Кац.

Нам показывают мэра. Он ведет совещание из вертолета. Вокруг молнии и все такое. Чистый Зевс.

— Нужно срочно что-то делать, — кричит мэр военным из другого вертолета. — Я вам доверяю, вся надежда только на вас.

На земле поток прорезает Пушкинскую, разделив любящего отца и дочь, казалось бы, навсегда. Хабенский с сыном стоят у окна, с ужасом наблюдая за стихией. Главный герой автоматически перекладывает ломтик картошки фри из одного уголка рта в другой, как будто это зубочистка.

Наконец, резким движением губы Хабенский заталкивает ломтик в рот.

— Жди меня здесь, — говорит он сыну.

И бросается в поток.

Новый муж бывшей мамы, конечно, оказывается слабохарактерный подлец и трусливо спасает свою жизнь, а дочку и Варю бросает. Девочку уносит потоком. Эмоциональная сцена, даже две. Подержав подонка за пиджак, Хабенский снова бросается в в воду, времени нет.

— Я же вам говорил! — говорит тем временем Борисоглеб Григорию. Они стоят друг напротив друга под дождем, как Нео с агентом Смитом.

Или, может, он говорит:

— Ну как, достаточно я умыт?

В общем, что-то такое саркастичное, уместное, но при этом отчаянное.

Григорий пытается ответить, но его сметает волна.

Борисоглеб тем временем решает вернуться в канализацию, потому что решение можно найти только там.

Хабенский ищет дочь, но находит куклу глашу, которая застряла в решетке люка. Зная, что дочь глашу никогда не бросит, Хабенский понимает, что дочь затянуло под землю (don’t ask).

И вот они встречаются под землей.

— Я Борисоглеб, — говорит Борисоглеб.

— Какое странное имя, — говорит Константин.

— Родители хотели мальчиков, — говорит Борисоглеб.

Они быстро понимают, ведь Борисоглеб это изучал, что если пробить маленькую дырку в труднодоступном и опасном месте, то давление воды под землей вырастет в миллиард раз, и поток воды сам прочистит ливневку, а город будет спасен (don’t ask).

— Но, — говорит Григорий, который тоже внезапно здесь. — это же разрушит пешеходное пространство.

Его никто не слушает. На земле — а, точнее, в воздухе — мэр организует на базе МЧС команду отсосов. Их задача — отсосать воду из Москвы и вылить ее в Тверскую область, где как раз засуха и неурожай.

— Хорошо, — говорит Константин. — я согласен, хотя это очень опасно. но сначала я должен найти дочь.

— А как же я, — говорит Григорий, но его никто не слушает.

— Хорошо, — говорит Борисоглеб. — Мы пойдем по запаху варенья. малиновое же?

Через десять минут они находят девочку. она промокла и озябла, но очень рада кукле.

— Глаша! — кричит девочка и обнимает куклу.

— Осторожнее, — говорит Хабенский, улыбаясь. — гвозди.

— Теперь осталось самое сложное, — говорит Борисоглеб. — и опасное. Нам нужно войти в поток еще раз. доплыть до труднодоступного места и пробить его.

— Я готов, — говорит Хабенский.

— Мы наверняка погибнем, — говорит Борисоглеб.

Хабенский улыбается.

Дочку вместе с картой подземелий отдают Григорию. Он должен быстро вывести девочку на поверхность, когда услышит гул.

— Не плачь, — говорит Хабенский. — я обязательно вернусь.

— Тогда возьми с собой глашу, — говорит дочка. — чтобы тебе не было страшно.

Хабенский и Борисоглеб уходят в темноту.

— Константин, — говорит Борисоглеб.

— Для друзей я костя, — говорит Хабенский.

— А я — Алиса, — говорит Борисоглеб и снимает шлем. Под шлемом у Алисы прекрасные длинные волосы Эмили Ратаковски.

— Ничего себе пельмени, — растерянно говорит Хабенский.

— РОДИТЕЛИ ХОТЕЛИ МАЛЬЧИКОВ, — говорит Алиса.

— Постойте! — кричит им вслед Григорий. — Постойте! Если вы сейчас свернете направо, а после телеграфа — налево, там подземная лаборатория допинга. В четвертом шкафчике во втором ряду есть вещество, которое позволит вам задерживать дыхание на тридцать минут.

— Я бы задержала дыхание прямо сейчас, — кивает Алиса.

— Дочка! — говорит Хабенский. — Все будет хорошо! Я очень тебя люблю и твоего брата-говнюка тоже.

Все плачут, но надо идти.

На поверхности между тем кипит работа. бригады отсосов отсасывают воду для тверской области, но их слишком мало. Мэр на вертолете снимает с крыш ошалевших котов. Один из котов бежит по только что отсосанной Тверской, но мэр не может оставить даже его на произвол судьбы. Вертолет виртуозно приближается к земле, мэр протягивает руку, но пилот случайно касается поверхности полозьями, а гранитная плитка слишком скользкая, и вот уже вертолет, стремительно ускоряясь, несется по Тверской к Кремлю.

Кот все еще бежит впереди вертолета (don’t ask).

— Надо взлетать! — кричит пилот. — Мы погибнем!

— Я никого не брошу! — кричит мэр.

Ранее собранные коты орут в вертолете от ужаса.

Буквально за сто метров от кремля мэр хватает одной рукой котенка, другой отрывает старушку от светофора и запихивает их в вертолет. Вертолет взмывает в воздух.

Под землей, наевшись допинга, Алиса и Константин плывут к труднодоступной дыре. И вот они перед ней.

— Как же мы ее пробьем, — говорит Алиса.

Звучит тревожная музыка.

Хабенский достает из кармана глашу и с грустью смотрит на нее.

— Гвозди, — говорит Хабенский. — Мы пробьем дыру гвоздями. Но сначала, — говорит Хабенский, — нам нужно взяться за руки, чтобы нас не разнесло в разные стороны.

— Я согласна, — говорит Борисоглеб. — только это не рука.
— О, — говорит Хабенский.

Они пробивают глашей дыру.

Подземное цунами, крики, паника (5 минут).

Наконец, когда нам кажется, что все потеряно, главные герои выныривают из реки.

Почти сразу же они оказываются где-то у Охотного ряда (don’t ask), где их ждут мэр на вертолете (don’t ask), мальчик (don’t ask), девочка (don’t ask), Григорий (пришел с девочкой), бывшая жена (don’t ask), ученики Константина (don’t ask) и массовка.

— Папа, папа, ты вернулся! — кричит девочка и бежит к Хабенскому.

Мальчик тоже хочет подойти к отцу, но вспоминает, какой он был говнюк еще час назад и стесняется. Отец обнимает его первым.

Бывшая жена тоже хочет кого-то обнять, но вовремя замечает Борисоглеба.

— Папа, папа, — вдруг говорит девочка. — А где же глаша?
— Глаша, — грустно говорит Хабенский. — А глаша всех спасла.

Глаза девочки наполняются слезами. В это время за ее спиной вертолет опускается ниже, почти к самой земле. В последний момент мэр машет свободной рукой пилоту:

— Не стоит совсем уж низко, плитка же.

В другой руке у мэра котенок.

— Девочка! — говорит мэр. — Поскольку ты очень смелая (а сценаристы так и не придумали тебе имя), вот тебе котенок.

— Мама, мама, — говорит девочка, забыв о глаше. — Можно я оставлю себе котенка?

— Конечно, можно, — говорит мама, придвигаясь поближе к Григорию.

Константин по-дружески обнимает Борисоглеба. Мы понимаем, что он тоже хотел бы мальчиков.

Коты выпрыгивают из вертолета и разбегаются по домам.

Вертолет поднимается над героями.

Вот они совсем маленькие и крошечные.

Совершенно неважные, честно говоря.

Просто какие-то люди.

А Москва — прекрасна. Чистая, умытая, новая. Где-то вдалеке мы видим Тверскую область — раньше там была, как известно, пустыня, а теперь сады.

В руках у мэра последний котенок — тот самый, которого он спас на Тверской. Мэр неуверенно подносит руку к голове кота, тот не отстраняется и дает себя погладить.

— Как же мне тебя назвать, — говорит мэр.

Камера уходит к горизонту. Солнце то ли встает, то ли садится. В общем, красиво.

— Я назову тебя Бемби, — говорит мэр.

Затемнение.

Появляются титры.

«в одну реку нельзя войти дважды»
«но другого выхода нет»

Константин Хабенский в фильме «Мэр»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Иван Носов

Иван Носов родился в республике САХА (Якутия), вырос в городе Киров (областной). Женат, имеет дочь. Автор сайта «Русские в Турции». Спикер популярных российских радиостанций и телеканалов. Автор романа «Исповедь серийного убийцы» – первого современного российского детектива, действие которого разворачивается в декорациях туристической Турции.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: