logo
Legimus intellegam ea est, tamquam appellantur nec ei. Dicant perfecto deserunt quo id, ea etiam impetus pri. Mel ne vidit laboramus definiebas, quo esse aeterno

Интервью

Интервью «МК» по поводу сбитого Турцией российского бомбардировщика

Оригинал интервью (полная версия) доступен на сайте "Московского Комсомольца".  - Мы живем в Турции уже 4 года, - рассказывает Иван Носов. - Приехали из Кирова с чемоданами в руках, не имея никаких знакомых. Информации было мало, как оформить икамет (вид на жительство в Турции), открыть медицинскую страховку, - до всего доходили сами. Я работаю. Жена Анастасия занимается недвижимостью. Дочка ходит в турецкий детский сад, в следующем году пойдет в школу. Она говорит по-русски, изучает английский и турецкий языки. В провинции Анталия, где мы живем, очень много русскоязычных людей, как из России, так и стран СНГ. Гибель российского летчика и морского пехотинца – это, конечно, большая трагедия. Нам многие в Турции сейчас соболезнуют, но при всем при этом, как русские, так и турки, надеются, что возникший конфликт будет урегулирован на высоком политическом уровне. И если будут введены санкции, то они окажутся недолгосрочными. В средствах массовой информации, и турецких, и российских, очень много паники. Но, мы лично никакой агрессии на себе не ощутили. Тут есть четкое деление на политическую сферу и социальную - сферу человеческих отношений. В нашей провинции достаточно большое количество иммигрантов из России, а также много людей, кто проживает на территории Турции сезонно, приезжают сюда на лето, или, наоборот, проводят здесь зиму. Многие россияне тут владеют недвижимостью. С точки зрения человеческих отношений, обстановка у нас очень дружественная. Провинция Анталия находится недалеко от Сирии, с 2011 года там идет гражданская война, но это никаким образом не сказывается на обстановке в Турции. На мой взгляд, здесь не возможна ни «вторая Сирия», ни «второй Египет». Турция – безопасный регион. Сейчас, конечно, есть переживания по поводу случившейся трагедии, а также по поводу того, как будут строиться отношения между Россией и Турцией. Если будут введены санкции, это сильно ударит по бизнесу. Конечно, будет грустно, если прервется авиасообщение. Но мы не думаем о том, что нам придется в срочном порядке уезжать. В Анталии есть консульство Российской Федерации. Никаких объявлений к нам не поступало. Все сейчас ждут конкретных политических решений, что скажут и предпримут российские власти. Мы надеемся, что Путину и Эрдогану хватит мудрости, чтобы договориться....

Интервью «Давеча»: почему кировчане уезжают из Кирова?

Интервью получилось спонтанным. Журналисты из Кирова нашли меня в фейсбук и попросили рассказать о том, как нашей семье живется в Турции, чем мы здесь занимаемся и какие у нас планы на будущее. Репортаж "Давечи" приурочили к приезду в Киров мера Алании (города, в котором мы живем) и руководителя одной крупной строительно-инвестиционной компании. Мое короткое выступление можно увидеть на 2-18 мин....

Иван Носов: «Переезд в Турцию стал лучшим решением в моей жизни».

Почему решили уехать из России? Понимание того, что мы не хотим жить в России было в нашей семье всегда. Мы почему-то так для себя решили, хотя в России у нас было и свое жилье, и достаточно прибыльный бизнес. Сначала мы рассматривали Лихтенштейн, потом, когда я начал плотно сотрудничать с боливарианским правительством, стали изучать Венесуэлу на предмет иммиграции. И даже чуть было не уехали туда, на остров Маргарита в Карибском море, но кое-что «не срослось» в последний момент. В итоге, взвесив все «за» и «против», мы выбрали Турцию. Почему выбрали именно Турцию? Так получилось. Я, если честно, вообще не воспринимал Турцию всерьез. Ну какая Турция? О чем вы? Но Настя убедила меня съездить в эту страну и посмотреть. Заодно совместить с отпуском. Мы поселились в отеле в Авсалларе и в течение отдыха изъездили все побережье в поисках достойного жилья. Вообще, Турция – это идеальное соотношение качества жилья, стоимости квадратного метра, легкости получения вида на жительства и прекрасных погодных условий. И какова цена «квадратного метра»? В среднем, от 300 до 1000 евро: от комплексов эконом до премиум класса. Скажу так, за шестьдесят пять тысяч евро в Махмутларе (пригород Алании) можно купить квартиру 2+1 (120 квадратных метров – две спальни, гостиная, два санузла, минимум два балкона; на территории: бассейн, сауна, спортивный зал, электрический генератор, смотритель и так далее). Это получается 541 евро за квадратный метр. Даже с нынешним обменным курсом, такая цена является предельно низкой для Российской Федерации. А не стоит забывать, что по этой цене продается не просто квартира, но и инфраструктура жилого комплекса и море, в паре сотен метров от дома. Что может быть лучше? Виртуальный тур по нашей квартире, можно посмотреть в нижней части страницы (виртуальный тур опубликован в оригинальной статье, опубоикованной на сайте "Русские в Турции" - прим. адм.). Две спальни, гостиная, отдельная кухня, два санузла, один из который мы превратили в кладовую, два балкона: маленький «российский» из кухни, и большой «турецкий», опоясывающий всю квартиру с выходом из гостиной и спален. Не было сомнений? Поначалу нет. Потом, помню, когда в России было уже все продано, и я ехал в «трансфере» из Анталийского аэропорта в Аланию, я вдруг испугался. Мне стало по-настоящему страшно: а не совершил ли я ошибку, обрубив все пути, не сделал ли глупость, о которой потом буду жалеть на протяжении всей своей жизни?.. Но буквально в первые месяцы жизни в Махмутларе все встало на свои места, я успокоился, а по прошествии года мог уже с уверенностью заявить, что переезд в Турцию стал лучшим решением в моей жизни. С какими трудностями столкнулись? Турция – не Россия. Это, вроде бы, и очевидно, однако именно с этим фактом пришлось свыкаться дольше всего. Потому что, живя в Турции, мы первое время все меряли русскими мерками. Например, первое, что я спросил у нашего риелтора, забирая ключи от квартиры, это номер телефона полиции. А все почему? У нас в России был сосед-алкоголик (жил прямо над нами), и мы боролись с ним вплоть до дня отъезда. В полицию я звонил чуть ли не каждый день. Они, естественно, ничего не делали, и мне приходилось ловить его самостоятельно, связывать и сдавать в органы охраны правопорядка. Я называл это...