Краткая рецензия на роман “Текст” Дмитрия Глуховского.

Дмитрий Глуховский вырос и благодаря “Тексту”, лично для меня, именно сейчас превратился в настоящего полноценного писателя!

“Текст” – это роман, который не стыдно переводить на английский. И даже наоборот: его обязательно нужно перевести и представить западному читателю, потому что Россия в “Тексте” – наша, настоящая, такая, какой мы видим ее каждый день. И судьбы тоже наши, не фальшивые. Поэтому мне бы хотелось, чтобы англоязычные читатели увидели ее через призму “Текста” Дмитрия Глуховского. Впрочем, и нам самим, россиянам, такую книгу прочитать крайне полезно.

К середине произведения автор слегка “затянул”. Мне хотелось развития. Хотелось конфликта. А получилась история жизни Суки, рассказанная посредством его мобильного телефона. Тут, мне кажется, переборщил Глуховский с красками: надо новую картину рисовать, а он все старую домалевывает. Не прокатило. Третью четверть читал по инерции. Ибо надо. Но потом новый конфликт, новый поворот сюжета. На последних страницах я уже буквально кричал главному герою: не делай этого! не надо!

Впрочем, концовка романа тоже наша – русская, – в стиле “Брата” у Балабанова. Ну, не может роман о России закончиться по-другому. Только не “Текст”.

Рецензия на “Дешевый роман”. Автор: писатель Вячеслав Прах.

Второй раз я взялся прочесть книгу Вячеслава Праха. На этот раз “Дешевый роман”. У меня остались крайне негативные впечатления от прочтения произведения “Кофейня”, но я решил дать автору второй шанс. Может быть, в прошлый раз я недостаточно оценил глубину творчества Вячеслава? Может быть, я был к нему предвзят?

Я честно купил электронную версию “Дешевого романа”, чтобы, если уж произведение мне не понравится, по крайней мере автор получил свои роялти от моего прочтения. Долго не решался открыть произведение, но, наконец, собрался и начал читать:

Я умер. Да, я не вечен, как и всё в этом мире. В вашем мире. Я иду по дороге, ведущей к моему дому, я его построил своими руками, этими же руками я укачивал тех, кто сейчас в этом доме спит. Я иду тем путем, которым мы привыкли ходить. Странная вещь – привычка, для человека, который не чувствует больше дождя. Я и есть дождь. Но я не ощущаю себя. Я иду дорогой, которая давно уже не моя, по старой памяти я открываю ворота. Они не услышат этот скрип. И мои шаги исчезнут, когда закончится дождь.
Я смотрю на окна, в которых темно, там нет больше меня. Там нет больше света дневного, и если я – ночь, то в этом мире нет больше дня.

А потом вокруг наступила темнота. Сначала я решил, что слишком глубоко погрузился в реальность книги. Так сказать, утонул в ней. А потом осознал: ничего подобного – у меня просто лопнули глаза! Лопнули. Глаза. Карл. От того кромешного ужаса, которым в очередной раз закидал меня автор.

Скрипя сердцем (а, может, и не только им) я таки дочитал “Дешевый роман” до конца. Скажу одно: в этом случае название подобрано очень правильно… Сюжет (если поток информации, раскиданный по страницам, вообще можно назвать сюжетом) не проработан. Предложения написаны “сладко”, как подобает статусам во “Вконтакте”, но без какого-либо намека на реализм, на то, как оно есть в реальной жизни.

Предисловие:

– Алло. Юлия? Простите, что вас потревожили среди ночи.
– Слушаю вас.
Медсестра тихо откашлялась.
– Ваш муж умер четыре минуты назад. Примите мои соболезнования… Вам нужно приехать…

4 минуты? У нее что, записан телефон всех пациентов больницы? Да жене могли позвонить только утром! Или хотя бы через 40 минут. Пока оформят факт смерти. Пока направят тело на вскрытие. Пока найдут телефон…

Первая глава:

«Она бежала к своему холодному мужу, ей и вправду казалось, что он холодный…
Я не узнаю тебя больше, мой свет. У меня есть фотографии твои – живые, теплые еще. Но если бы тебя сфотографировали сейчас и показали мне, я бы тебя не признала. Я не чувствую энергетики рядом с тобой и весь дом пропах моими духами, чтобы хоть как-то затмить тот запах, тобою оставленный запах – вчерашнего дня. Тебя нет с нами сегодня, не делай мне больно. Где ты сейчас? Кем ты стал или чем? В чем теперь смысл твоей жизни, если ты обрел для себя новую форму существования?

О чем ты, б..ть?! В чем смысл твоей жизни?! Типа чувак умер, скотина, и не сможет больше “жить ради нее”?! Что за эгоизм? Или это: “ты обрел для себя новую форму существования”… – автор хоть представляет, что чувствует человек, потерявший близкого? Насколько это больно? Стоя перед фактом такой утраты, ты в последнюю очередь будешь думать, в кого переродился (и переродился ли) близкий тебе человек… Что за ужас? Или, если речь не о физическом перерождении, а о том, что умерший “стал ангелом” (читай: теперь на небесах), все равно это как-то мало согласуется с настоящим мучительным горем, болью утраты.

Вот в этом и кроется самая главная проблема самиздата (а мы помним, что г-н Прах вошел в литературу через самиздатовскую площадку Ридеро): у каждого появляется шанс выкинуть свою книгу на рынок. Выкинуть ее на рынок не вовремя. Слишком рано. Когда она еще толком не проработана. Когда над ней еще “пахать и пахать”. Помню, учась в классе шестом, я очень увлекался поэзией. Писал стихи, некоторые из которых периодически появлялись в городских изданиях. И в какой-то момент я даже замахнулся на роман в стихах. Писал его около месяца. И понес к редактору одной из детско-юношеских изданий… Наверное, в тот день у нее было не самое лучшее настроение. Потому что она разнесла меня в пух и прах. Мой “роман” был разобран ею буквально по строчкам и я не совру, если скажу, что, покинув редакцию поздним вечером, я был раздавлен. Но это был ценный урок: не все то, что лично тебе кажется “шедевром”, таким на самом деле является. И слава богу, тогда было невозможно издать книгу самостоятельно. Я был вынужден идти к редактору, которая поставила меня на место… Потому что в противном случае, я бы просто выкинул книгу на “Литрес” и, в дальнейшем, все негативные отзывы списывал на “зависть” и “узколобость” читателей… Так вот, к чему я это все?

Вячеслав Прах – молодец. Но если он хочет стать настоящим писателем, ему следует тщательно поработать над своим творчеством, стилем и пр. Да, некоторым людям его произведения нравятся. Но, знаете ли, героин тоже кому-то нравится. Только это не делает его лекарством. И факт некоторой популярности странных романов Вячеслава Праха “на автомате” не превращает их в настоящую литературу.

https://www.youtube.com/watch?v=RM-0VXAE6AE

Мария Кикоть: “Исповедь бывшей послушницы”.

Не успел прочитать книгу Марии Кикоть “Исповедь бывшей послушницы”, как пришла ужасная новость: 7000 экземпляров тиража раскуплены, но допечатки не будет – лоббисты наложили запрет. Но обо всем по порядку…

В ноябре 2016 я наткнулся на книгу Марии Кикоть в ЖЖ. Меня всегда привлекали произведения со словом “исповедь” в названии 🙂 Я тут же написал автору с предложением посодействовать в издании книги, но Мария ответила, что права на издание уже проданы издательству “Эксмо” и в ближайшее время “Исповедь бывшей послушницы” выйдет в твердом переплете. Естественно, я попросил Марию прислать мне экземпляр книги с автографом. За пару дней до нового года сотрудник турецкой почты PTT принес мне долгожданную посылку и я начал читать…

Сразу хочу заметить: “Исповедь бывшей послушницы” – это книга не о христианстве, не о православии, но книга о Русской Православной Церкви (РПЦ) и современном институте монашества, и тех проблемах, которые давно в нем назрели.

Книга изобилует описанием жизни конкретного монастыря и тех порядков, которые в нем установлены. Порядки эти, надо сказать, далеки от идеальных. И в целом напоминают жизнь в застенках тоталитарной секты: все контролируется старшими, контакты между собой осуждаются, а финансы идут прямиком в карман матушки-настоятельницы. “Со временем человек может понять, что реальная жизнь в монастыре совсем не похожа на ту, которую он себе представлял и о которой читал. Наставник – далеко не духовная личность, а его интересы подчас слишком корыстны и властолюбивы…” – отмечает Мария.

Очень грустно. И очень печально. Тем более, что Мария, как и великое множество других людей, пришла в монастырь по велению сердца. Ее помысли были чисты и всего, чего ей хотелось – это посвятить жизнь служению богу. Однако, как следует из контекста “Исповеди…”, монастырские иерархи вовсе не хотят, чтобы люди служили богу (или, по крайней мере, только ему), но служили и им тоже.

“Вообще любая умственная активность, кроме Иисусовой молитвы, считается в монастыре неприемлемой и даже греховной…”

Больше всего меня поразило описание института стукачества. Собираясь прочесть эту книгу, я был готов увидеть многое, но чтобы такое… Я и представить себе не мог, что на добровольно-принудительной основе монахи могут закладывать друг друга, писать кляузы и т.д. “Не напишешь ты – напишут на тебя. Ничего в этом огромном монастыре не могло утаиться от игумении. Количеством доносов измерялась верность сестры Матушке”.

Мария верно ставит перед читателями вопрос: “Да и вообще, существуют ли хоть какие-то инстанции, защищающие сейчас права монашествующих, регулирующие из взаимоотношения с начальством? Никаких. Монашествующие в наше время, как и много веков назад, при рабовладельческом строе, не имеют никаких человеческих прав. Они полностью принадлежат своему начальнику, пока верят в то, что это спасительно…” 

В качестве резюме скажу, что публикации книги Марии Кикоть повлекла за собой огромное обсуждение в интернете. Однако огромное количество ответных статей, объединенных общих форматом: “Это не РПЦ, не монастырские чиновники виноваты, это Мария не достаточно православная, неготовая к монашеству…” – и прочее в том же духе. Все это лишний раз говорит о том, что Мария сковырнула гнойную болячку на теле российского духовенства. И вместо замалчивания, вместо отрицания и осуждения, всем заинтересованным лицам, будь то РПЦ, или просто воцерковленные люди, нужно обратить работу Марии в грамотное обсуждение давно назревшей проблемы. И тогда, возможно, будет найден какой-то выход. Впрочем, вместо этого мы наблюдаем прискорбный факт: нового тиража, скорее всего, не будет…

[edgtf_separator class_name=”” type=”full-width” position=”center” color=”” border_style=”” width=”” thickness=”2″ top_margin=”” bottom_margin=””]

Ниже привожу фрагмент передачи “Персонально ваш” от 04 января 2017 г.,  с Александром Невзоровым. Он, конечно, несколько вольно пересказывает некоторые фрагменты книги, однако это только подогреет у читателей потенциальный к ней интерес. 

Рецензия на книгу: “Серый волк. Бегство Адольфа Гитлера”

С первых страниц авторы ставят под сомнение не только самоубийство Адольфа Гитлера, но и смерть многих других высокопоставленных деятелей Третьего Рейха. В качестве если не доказательств, то весомых аргументов они приводят информацию о том, что череп Гитлера (тот самый, с дыркой) на самом деле принадлежит другому человеку.

В первых частях книги авторы рассказывают о личных счетах руководителей третьего рейха. Чтобы продемонстрировать, что поражение во Второй Мировой войне влекло для них не только потерю государственных должностей (крах империи), уголовное преследование за военные преступления, но и потеряю награбленного за долгие годы финансового состояния. А это, между прочим, миллиарды евро, в пересчете на настоящий момент! 

Большое внимание в книге уделено Мартину Борману, тайному архитектору побега. Авторы интересно рассказывают о том, как он заранее подготовил несколько вариантов побега фюрера в Аргентину, а затем договорился о нем с Союзниками. Огромные суммы денег были выведены на счета, подконтрольные доверенным людям, приобретены обширные участки земли, вдали от любопытных глаз местных жителей.

Авторы утверждают, что Гитлер и Браун припеваючи жили в Аргентине еще в 50-е годы. В отношениях, правда, у них не заладилось. Да и бывшие соратники со временем откинули шелуху национал-социалистической идеологии и ушли в бизнес.

Я спрашивал себя, но почему тогда покончил с собой Йозеф Геббельс? Верный соратник Гитлера и министр пропаганды убил не только себя, но и свою жену и семерых детей, один из которых, Гельмут, по утверждению авторов, в действительности был сыном Адольфа Гитлера, и появился на свет в результате интрижки между Магдой и фюрером в 1933 году. С другой стороны, именно гибель Геббельса придала сюжету жестокую правдоподобность: обгоревшее тело человека, контролировавшего когда-то умы граждан Третьего Рейха, отравленные цианидом дети, прощальное письмо Магды. Все это вполне могло стать деталями декораций в сцене бегства Гитлера из Берлина.

В общем, книга будет интересна ценителям истории Третьего Рейха. И, конечно же, любителям теорий заговоров!

Рецензия на “Зеленую книгу” Каддафи.

Полковнику никто не пишет. Полковник пишет сам.

Честно скажу, я ожидал от этой книги откровения. Муаммар Каддафи – дитя пустыни, вождь своего народа… и тэдэ и тэпэ. “Зеленая Книга” – революционной произведение, открывающее новый взгляд на социально-политическое устройство… На деле же все оказалось не так поэтично.
Не стану расписывать “от” и “до”, а поделюсь общим впечатлением.
Стилистика произведения очень простая. Каддафи, прежде всего, обращается к своим соплеменникам, через книгу объясняя им “новые правила игры” в Ливии. Во-первых, он обосновывает свое правление, указывает, что его “революция” была необходима, как освобождение от диктатуры прошлого.

Основное назначение парламента – выступать от имени народа, что само по себе недемократично, поскольку демократия означает власть самого народа, а не власть тех, кто выступает от его имени. Сам факт существования парламента означает власть без народа.

Во-вторых, поскольку предлагаемая им модель государственного устройства кардинально отличается от общепринятых, он обосновывает ее необходимость различными доводами. Однако… Именно с доводами у него и проблемы. То, что сошло за “откровение” для кочевников из пустыни во второй половине 20-го века, то для представителей западной цивилизации 21-го века никак не может сойти за хоть что-то умное. “Зеленая книга” – это сугубо локальное произведение, написанное для народов Ливии, но никак не труд, который следует донести до жителей всего мира. Объясняя те или иные постулаты, Каддафи прибегает к примерам, понятным именно бедуинам, издревле живущим по клановым принципам. Например:

Общество, раздираемое межпартийной борьбой, подобно обществу, раздираемому межплеменной или межклановой борьбой.

В книге большое количество примеров борьбы между племенами, или внутри племени.
Более того, на каждой странице Каддафи совершает нападки на демократические формы правления. Подменяет понятия, выставляя современную демократию в качестве формы проявления диктатуры. Почему-то на ум пришла мысль: как “фашисты будущего будут называть себя антифашистами”, так и будущие диктаторы будут называть себя противниками диктатуры.

Прямая демократия – это идеальное решение, которое, будучи воплощено на практике, не может являться предметом спора и разногласий. Однако поскольку весь народ, какова бы ни была его численность, не может собираться вместе, чтобы обсуждать, изучать и определять политические вопросы, народы отошли от принципа прямой демократии, которая осталась чистой утопией, далёкой от реальной жизни…

Закон общества – непреходящее наследие, а не достояние лишь ныне живущих. Поэтому разработка конституции и вынесение её на референдум среди современников – это своего рода фарс…

Референдум – фальсификация демократии. Те, кто говорит «да», и те, кто говорит «нет», на деле не выражают своей воли, а обречены современной демократией на молчание. Они могут сказать лишь одно слово – «да» или «нет». Это наиболее жестокая и беспощадная форма диктаторского режима. Говорящий «нет» должен иметь возможность мотивировать, почему он сказал «нет», а не «да», а говорящий «да» должен иметь возможность объяснить, почему он сказал «да», а не «нет». Каждый должен обосновать своё желание, причину одобрения или неодобрения!

Вместе с этим, попытка говорить о “народных комитетах”, как о достойной альтернативе не выдерживает критики. По-моему Каддафи подменяет понятия. С одной стороны:

Газета, являющаяся собственностью индивидуума, выражает только точку зрения её владельца. Утверждение, что она представляет общественное мнение, несостоятельно, и не имеет никаких оснований, ибо на деле она выражает точку зрения физического лица, а с точки зрения подлинной демократии недопустимо, чтобы отдельная личность владела публичными средствами печати и информации.

И тут же с другой:

Демократическая печать – это печать, издаваемая народным комитетом.

То есть если господин аль-Петров владеет газетой, то это плохо, так как газета транслирует в массы его субъективное мнение. А вот если народный комитет – то уже норм. И такая газета ни в коем случае не будет заниматься пропагандой государственной точки зрения – нет, оно будет издавать мнение всего народа. 🙂 Поставил только два с половиной балла. От автора я ожидал большего…

О книге “После России” Федора Крашенинникова

Представьте себе недалекое будущее. Еще живы партийные функционеры “Единой России” и КПРФ, еще бродят по коридорам власти унылые тени бывший сотрудников полиции и ФСБ, с неистовым рвением с телеэкранов вещают о независимом будущем бывшие поборники территориальной целостности РФ… Представили? Это книга “После России” Федора Крашенинникова.

С одной стороны, “После России” – это не литературный шедевр; самиздат, которому повезло стать известным. С другой стороны, эта книга действительно заставляет задуматься… нет, даже представить, возможное будущее территорий России в случае распада нашей страны. С тонкой иронией и необыкновенной правдоподобностью автор рисует возможных персонажей этой новой страны: тут и рефлексирующее казачество, и лишенное покровительства власти РПЦ, и простые вояки, пытающиеся найти себе место в изменившихся реалиях построссийской действительности. В ходе повествования автор рассматривает с разных позиций сложные вопросы государственности, культуры, и даже исторической принадлежности России к европейскому обществу.

Поставил четыре балла только за то, что книга написана не профессиональным писателем. В остальном минусов у романа нет. Любителям подобной тематики она однозначно понравится.

Рецензия на книгу В. Познера “Прощание с иллюзиями”.

Традиционно начну с синопсиса: Книгу “Прощание с иллюзиями” Владимир Познер написал двадцать один год тому назад. Написал по-английски. В США она двенадцать недель держалась в списке бестселлеров газеты “Нью-Йорк Таймс”. Познер полагал, что сразу переведет свою книгу на русский, но, как он говорил: “Уж слишком трудно она далась мне, чуть подожду”. Ждал восемнадцать лет – перевод был завершен в 2008 году. Еще три года он размышлял над тем, как в рукописи эти прошедшие годы отразить. И только теперь, по мнению автора, пришло время издать русский вариант книги “Прощание с иллюзиями”. Это не просто мемуары человека с очень сложной, но поистине головокружительной судьбой: Познер родился в Париже, провел детство в Нью-Йорке и только в 18 лет впервые приехал в Москву. Отчаянно желая стать русским, он до сих пор пытается разобраться, кто же он, и где его настоящая Родина. Книга интересна тем, что Владимир Познер видел многие крупнейшие события ХХ века “с разных сторон баррикад” и умеет увлекательно и очень остро рассказать об этом. Но главное – он пытается трезво и непредвзято оценить Россию, Америку и Европу. Познер знает изнутри наше и западное телевидение, политическое закулисье и жизнь элит. Впервые в русской литературе XXI века автор решается честно порассуждать о вопросах национального самосознания, вероисповедания, политики и особенностях русского менталитета. Эта книга, безусловно, изменит наше отношение к мемуарам, так как до этого с такой откровенностью, иронией и глубиной никто не писал о своей жизни, стране и нашей эпохе.

Книга Познера Прощание с иллюзиями фото

Часть книги, посвященная школьным годам Познера, натолкнула меня на мысль о важности правильного подхода и правильного построения учебного процесса в любой современной школе.

Я учился в России, а моя дочь пошла в первый класс в Турецкой Республике. И именно на примере турецкой системы образования (в той степени, в которой я могу ее разглядеть – с позиции родителя первоклассника) я увидел, как важно предоставить детям возможность проявлять себя в той мере, в какой они на это способы, направлять их и руководить ими, при этом ни в коем случае не ограничивая их и не подгоняя под общепринятые стандарты. Это позволяет каждому ребенку развить в себе индивидуальные качества, таланты, стать уникальным представителем современного общества.


Очень интересная, познавательная, но при этом депрессивная и тяжелая книга. Я и сам не ожидал подобной реакции, но, несмотря на легкий стиль повествования (словно Владимир Владимирович беседует лично с вами) я прерывал чтение несколько раз. Возможно, из-за обилия чересчур личных фактов – мне, порой, казалось, что я не читаю мемуары знаменитого журналиста, а подглядываю за ним в замочную скважину… Или (что более вероятно) всему виной большое количество примеров жуткой несправедливости, ударов судьбы, которые и вызывали у меня чувство тревоги в процессе чтения.

Тем не менее крайне рекомендую! Ставлю пять баллов. Не уверен, что эта книга даст ответы на все вопросы. Но однозначно расскажет о советской эпохе (да и американской тоже) нечто новое и интересное. Всегда здорово увидеть мир глазами другого человека. И вдвойне здорово, когда этот человек – Владимир Познер.

Рецензия на рассказ Энди Прул “Горбатая Гора”

Ну что ж, наконец, и я прочитал знаменитое произведение Энни Прул “Горбатая гора”… Впечатление не самое приятное. Ниже расскажу почему. К сожалению, без спойлеров рецензия невозможна.

Итак, “Горбатая гора” – это история двух ковбоев (Джека и Энниса), которые не умеют в жизни ничего другого, кроме как пасти скот, контролировать приплод и так далее. Их сводит вместе работа на Горбатой горе и несколько месяцев они проводят вместе.

К слову, у автора какое-то “особое” представление о ковбоях. Они у него постоянно матерятся. Такая отличительная черта. Не знаю, на каком впечатлении из личного опыта это основывается, но факт остается фактом. Такое ощущение, что в детстве автор стал свидетелем жуткой сцены:

– Здесь есть ковбои?
– Да, блять!
– Что вы любите делать?
– Пасти ебаный скот!
– А что еще?
– И, блять, объезжать мулов, мать их за ногу!

Итак, герои работают на Горбатой горе. Они молоды, гормоны бьют по мозгам, костер плохо согревает, оделяло только одно. В общем, как-то само собой, один герой ставит другого раком и быстро трахает. Слава богу, автор не углубляется в эротические подробности совокупления, но, вместе с этим, лишает произведение должной логической составляющей. Сразу после описания “первого раза” автор пишет, что-то типа “так они и стали трахаться каждый день; сначала только по ночам, в палатке, а потом и днем, прямо под палящим солнцем… blab-blab-blab”. Такое, гей-порно в пересказе. Но как же логические последствия “первого раза”? Представьте, два гетеросексуальных мужчины вдруг ни с того ни с сего занимаются сексом, и ни разу не обсудят это впоследствии? Ни у кого не возникнет вопрос: “Может, это не правильно? Может, мы сделали что-то не то? Почему нам этого захотелось?!” В моем представлении, такие муки совести были бы вполне закономерными, с учетом упоминания в тексте гомофобских настроений того времени.

Следует отметить, что произведение напрочь лишено какой-то романтической стороны. Отсюда и подобные впечатления. После дежурства на Горбатой горе, герои расстаются, обзаводятся семьями (и детьми), и встречаются только через четыре года. Тут приведу цитату:

Они уехали на машине Джека, купили бутылку виски и через двадцать минут сотрясали кровать в мотеле «Сиеста». Несколько пригоршней града ударились в окно, потом пошел дождь, и переменчивый ветер всю ночь хлопал незакрытой дверью соседнего номера.
Номер провонял спермой, и дымом, и потом, и виски, старым ковром и кислым сеном, седельной кожей, дерьмом и дешевым мылом. Эннис лежал, раскинув ноги и руки, глубоко дыша, выдохшийся и мокрый, но все еще полувозбужденный. Джек, как фонтанирующий кит, выпускал мощные клубы сигаретного дыма. И Джек заговорил:
— Господи, сколько ж я этого ждал! Как здорово-то скакать на тебе. Нам надо про это поговорить. Ей богу, не думал, что мы снова влипнем во все это… Нет — думал! А чего еще ради я тут? Блять, только про то и думал! Всю дорогу гнал как угорелый, не знал, как добраться поскорей.

Нет описательной стороны, что они влюбились, что у них просто возникли какие-то чувства… Влечение. Но вместо этого: “Как здорово-то скакать на тебе!” Чистая механика: объекту А нравится чувствовать член объекта Б у себя в заднице. И точка.

Эннис притянул руку Джека к своим губам, затянулся от его сигареты, выдохнул.
— Да, черт, что-то вроде и у меня. Знаешь, я тут тебя слушал все это время и думал, неужели я… такой? Я знаю, что нет. Ну, то есть, я хочу сказать, у нас у обоих жены, дети, так? Мне нравится делать это с женщинами, да, но, господи, это ни в какое сравнение не идет! Я в жизни не думал про то, чтоб делать это с другим парнем, но меня сто раз наизнанку выворачивало — честное слово, каждый раз как про тебя вспомню. А ты это с другими парнями делаешь, а, Джек?
— Нет, твою мать, — ответил Джек…

Я не смотрел кино, и не знаю, за что его хвалят. Возможно, экранизация получилась гораздо лучше произведения, на котором оно было основано. Или всему виной 19 лет, прошедшие со времен написания рассказа (1988)? Время не щадит ничего… Все-таки и Эммануэль когда-то произвела фурор, но в настоящее время не представляет ничего экстраординарного. Любой тематический паблик Вконтакте сегодня смотрится круче, провокационней и даже развратнее, чем эта книга. Эх, эпоха интернета…

В общем, к моему глубокому сожалению, рассказ “Горбатая гора” представляет собой топорное исполнение чего-то среднего между эротикой и сочинением. Автор разбрасывается десятилетиями на “раз-два”: вот им по двадцать с небольшим и… бах!.. им уже под тридцать, один из героев развелся, и они снова проводят время в горах. И трахаются, трахаются… Затем снова бах!.., им уже за тридцать, новые проблемы, и снова секс… Ну, конечно! 🙂 Ни намека на высокие отношения. Сплошная физика!

Нет, когда в последней части рассказа один из героев умирает, в описании второго появляется что-то романтическое, что-то по-настоящему живое, что, казалось бы, может заставить читателя сопереживать. Однако… Снова бах!.. – теперь уже со стороны читателя – все романтические переживания появляются только после смерти героя, то есть, когда с ним уже нельзя трахаться. То есть, трахаться нельзя, тогда буду любить… Как-то так. И этим впечатление было испорчено окончательно. Это я к тому, что многие рекомендуют этот рассказ. “Такая история!”, “Такая любовь!”, фильм, три Оскара! А по мне рассказ получился так себе… Я увидел в нем что-то гомофобское. Автор лишил своих героев права на любовь, наделив тупым желанием трахаться. А это никуда не годится. Поставил два балла.

Рецензия на роман “Сёгун” Д. Клавелла

Роман Джеймса Клавелла “Сегун” по праву считается одним из шедевров современной литературы. Именно про это произведение я могу с уверенностью сказать, что оно написано “с полным погружением”. Я впервые прочитал его в серии “Я люблю читать” издательства “Амфора” (ссылка), и книга поразила меня с первых страниц, хотя и оказалась значительно урезана в отношении оригинала. Сериал из далеких восьмидесятых (см. подробнее на “Кинопоиске”) тоже порадовал, но не более: в книге герои раскрываются совсем по-другому.

Сюжет книги строится на излюбленном приеме писателей: взять главного героя и поместить его в мир, полностью ему непонятный и незнакомый; тогда читатель получает возможность постепенно исследовать этот мир, совершая те или иные открытия вместе с основным персонажем романа.

Официальный синопсис:

Столкновение двух культур, мировоззрений, невероятные сюжетные повороты сделали роман современного английского писателя Дж. Клавелла «Сегун» популярным во всем мире. Отважный английский искатель приключений. Непобедимый японский военачальник. Прекрасная женщина, разрывающаяся меж двух укладов жизни, меж двух путей любви. Все это соединено в великой саге, время и место действия которой объяты пламенем конфликта, страстей, амбиций, жажды власти и борьбы за нее. 

И вот, наконец-то, я держал в руках полное издание “Сёгуна”: 1207 страниц чистого удовольствия!.. “Сегун” Д. Клавелла – отличной способ почувствовать себя самураем. Погружаясь в сюжет, читатель волей-неволей впитывает в себя атмосферу произведения… Эффект от прочтения вполне ощутим: ты словно облачился в прекрасное самурайское кимоно, и вот ты уже не офисный работник, не писатель, но лишь “сорванный ветром, цветок”… И повседневные проблемы и трудности больше не страшат, ведь “что такое жизнь, как не сон во сне?”.

Сюжет “Сегуна” сложно описать. Нет такого синопсиса, который смог бы вместить всю полноту этого произведения. История, вроде как, повествует о Джоне Блекторне, капитане английского судна, севшего на мель у берегов Японии. Однако это и история о Японцах: о прекрасной Мариоко, о преданном Хиромацу, о хитром Торонаге. Полное издание “Сегуна” поражает именно большим количеством сюжетных линий: самурай Оми раскрывается с разных сторон – и как воин, и как муж, и как будущий глава Клана; коварный Ябу-сама предстает перед читателями не просто, как злодей, но как человек, которым движут вполне очевидные цели.

388393

В качестве заключения

Для тех, кто интересуется историей Японии as it is, очень советую посмотреть стримы YouTube-канала “ButKorn”:

“Забытое дело” М. Коннелли – роман, который поскорее хочется забыть.

обложка книгиОдиннадцатая книга про Гарри Босха – лично для меня – обернулась провалом. А ведь я поклонник, как Майкла Коннелли, так и серии произведений про полицейского детектива Гарри Босха, в целом. Тем не менее, этим романом автор не смог меня поразить…

Но сначала синопсис от издателя:

Давнее дело об убийстве шестнадцатилетней девушки так и осталось нераскрытым. И теперь завершить его поручено Гарри Босху. Он быстро находит новые факты и новые улики. Но почему главный подозреваемый погибает при загадочных обстоятельствах? Почему расследование заходит в тупик? И главное, почему Босху не дает покоя мысль, что истинного убийцу покрывает кто-то очень могущественный?

Не знаю, в чем именно обстоит дело. Скорее всего, мое неприятие книги возникло в следствии нескольких важных факторов, первым из которых является не достаточно “глубокий” сюжет. Да, убийство подростка – это, конечно, трагично. Но оно произошло 16 лет назад! И автор никак не оживил это событие, кроме как занудными репликами знакомых и родственников: “мне очень жаль” или “она была прекрасным ребенком”.

Вторым недостатком я по праву считаю “политизированность” повествования: тут вам и чернокожая напарница, повседневно сталкивающая с проявлениями расизма; и бестолковые неонацисты, нападающие на евреев и прочее, прочее, прочее… Как говорится: НЕ ВЕРЮ.

И третий недостаток: общий формат романа. Объем рукописи практически никакой. Кажется, книга писалась в качестве рекламной паузы. Или автор переживал в момент работы над произведением сильный творческий кризис. Ведь большинство книг про Босха до и после “Забытого дела” – интересные, захватывающие, наполненные интригой и непредсказуемыми поворотами сюжета. На мой взгляд, “Забытое дело” отлично сгодилось бы в качестве вторичной сюжетной линии внутри какого-нибудь другого произведения Коннелли: главные герои расследуют жестокое убийство, дерзкое ограбление (нужное подчеркнуть) и, параллельно с этим, руководство департамента полиции города Лос-Анджелес навешивает на них нераскрытое дело об убийстве 16-летней девушки. Та-дам! Впрочем, не мне судить знаменитого автора. И это всего лишь мнение.